Почему я не развелась, или Как изменить прошлое

0
323

Наталья — мать двоих детей, подала на развод с мужем, с которым прожила 7 лет, и одновременно взяла под опеку племянника, оставшегося без родителей. А муж вернулся

Кризис семи лет

— 14 февраля 2018 года (в день влюбленных) – муж сказал, что съедет, только когда «разлюбит меня». Разговаривали мы в машине: он возил меня по городу. Он всегда так делал, когда ему нужно было со мной поговорить. Видимо, потому, что из машины никуда не денешься. И хотя наш бракоразводный процесс уже шел, я думала о том, что если мы и разведемся, все равно останемся самыми близкими людьми.

Он сказал, что по-прежнему меня любит. Наверное, и я продолжала по-прежнему его любить.

Мы познакомились, когда нам обоим было по 25 лет. Встретились на свадьбе у друзей в Москве, где жил Саша. Пошли гулять, проговорили 5 часов, не останавливаясь. И сразу поняли, что хотим быть вместе. Поженились, я переехала в Москву, родилась старшая дочь Варя. А потом перебрались в Петербурге. И почти сразу начались трудности.

В семьях часто бывает кризис семи лет. А у нас этот 7-летний кризис был на протяжении всей нашей семейной жизни. Он изменял мне. Подозревал в изменах меня, в течении нескольких лет говорил, что Варя, старшая дочь, не его. Пил. Не давал денег. По профессии он юрист.

Я работаю с 16 лет. Поступила в институт имени Герцена на учителя музыки, закончила, но уже на первом курсе выучилась на мастера маникюра. Помню день, когда я шла домой после первого дня в салоне и вдруг поняла, что этим и хочу заниматься. После замужества я продолжала работать в салоне красоты и практически полностью содержала себя и дочь.

Русская женщина 

Через четыре года у нас появился сын Георгий. Мы и хотели, и не хотели его. Все было так сложно в отношениях. Все дети приходят ко мне неожиданно, племянник Аркаша — самый яркий тому пример. Как раз в это время у Саши на работе возникли проблемы, настолько серьезные, что мы опасались за его свободу. Я, по сути, вытащила его из этой страшной ситуации. Он мне так и не сказал спасибо, друзьям своим рассказывал, что я его спасла, а мне так этого и не сказал.

Не понимаю, почему я терпела все это. А с другой стороны, разве женщины в нашей стране не занимаются тем, что все терпят?

Почему я терпела? Я боялась его потерять, поэтому все брала на себя. 

У меня была низкая самооценка. И он, кстати, не способствовал тому, чтобы она повышалась. Он мог без конца твердить, что я толстая. Я считала, что не достойна лучшего.

При этом я сама совсем не была хорошей женой. Это мне только казалось — раз я готовлю ему ужин и рожаю детей.

Когда мы пошли на примирение, то начали говорить обо всем этом. Потому что за 7 лет мы толком ничего не обсуждали. Наоборот, молчали, например, по две недели могли дуться друг на друга. А примиряясь, я говорила: «Ты мне из магазина ни разу не помог сумки донести», а он мне: «А ты хоть раз попросила?».

Вера в мужчину

И несмотря ни на что, все это время я в него верила. Подруги говорили, — посмотри, что он с тобой делает. А я чувствовала, что внутри он хороший человек. Может быть, это и удерживало нас от развода.

С другой стороны, какой толк от этой моей веры, когда он не менялся. Но и я не менялась. Замкнутый круг. Его постоянно пилила моя мама. При нем о нем говорила в третьем лице и исключительно с упреками. А если он брал детей, я все время за них опасалась.

Развод

В конце 2016 года я подала документы на развод. Муж до последнего не верил в то, что я это сделаю. В это же время мы купили комнату в коммунальной квартире, в которой живем с самого начала. Две комнаты принадлежали моей маме, она пустила нас жить в одну, в другой жила сама, и вот мы, а точнее я, выкупила последнюю третью комнату. В ней и поселился муж.

В это же время встал вопрос о том, чтобы взять к себе моего племянника Аркашу. Ему было четыре с половиной года, умер его отец, мой родной брат, а мать хотели лишать родительских прав.

А поскольку за это время у нас с мужем не раз были попытки примирения, я спросила его, что он думает о том, чтобы взять под опеку племянника. Муж вначале согласился, а потом испугался. Но я все равно решила, что не оставлю мальчика. На решение развестись это никак не повлияло.

Аркаша

Жизнь моего брата и его жены, была, что называется, неблагополучной. Мы не очень поддерживали с ними связь. Иногда они приезжали к нам на праздники. Вначале я смотрела на то, что происходит с Аркашей, и сердце разрывалось. А потом просто приняла ситуацию, потому что не могла на нее повлиять.

Я забрала Аркашу через неделю после того, как умерла его мама. Уже год он провел в Доме милосердия, социально-реабилитационном центре. Его поместили туда после того, как умер мой брат. Я еще сомневалась, смогу ли взять на себя такое, да и разводом занималась. А потом умерла жена брата и мне сказали, забирать нужно сейчас, и я забрала. Для меня важно, что она умерла матерью, ее не успели лишить родительских прав. И для Аркадия она навсегда останется мамой.

Сомнения, страхи и еще раз сомнения

Мне было очень страшно. У Аркадия было подозрение на туберкулез. И, конечно, в этом смысле я боялась не только за него и за себя, но и за своих детей.

Боялась того, смогу ли я одна их прокормить. Ведь никто, пока я ходила по органам опеки, не спросил: «А у вас есть еще дети? Может быть, вам дадут статус многодетной матери?». Я понятия не имела о том, что в этом случае будут льготы, надбавки, и вообще полегче. Самой приходилось выяснять все. Например, о том, что кроме 10 тысяч, которые платят за Аркадия, можно еще оформить пенсию.

Но больше всего мне помогли просто люди. Мама сразу сказала, если будут предлагать деньги для детей, бери. А я не могу, я с 16 лет работаю сама.

Ладно еще одежду для детей, мне и раньше ее давали клиентки, а тут стали предлагать деньги, и даже просто переводить, не спрашивая.

Я, кстати, Аркадию много нового купила. Чтобы это было именно его и для него. В детской у него есть своя полка, и он все время прячет на ней свои футболки, шапки, сладости… А недавно начал делиться и с другими детьми. Видимо, почувствовал, что у него есть достаточно, и никто у него этого не отнимет.

Чудеса

Когда я взяла четырехлетнего Аркашу, он отставал в развитии от моего Жоры, которому было три. Он не просился на горшок. Был очень замкнут. От него исходил специфический запах, который мне было трудно переносить. Сейчас это совершенно другой мальчик. Улыбается. И мне очень не нравится, когда на него смотрят с жалостью. Например, соседка по даче говорит «бедненький». И меня жалеет. У нас все хорошо!

Я думаю о том, что в жизни Аркаши произошли большие изменения. Но ведь и он принес большие изменения в нашу жизнь. 

Стали происходить ну просто чудеса. Во-первых, оказалось, что материально все возможно. Я с удивлением узнала, что мы теперь можем претендовать на жилье. И возможно, у нас уже в обозримом будущем появится своя квартира.

Во-вторых, я встретила такое понимание со стороны людей! В опеке, конечно, пугали, говорили, что не потяну и прочее. Но почти все друзья и знакомые настолько сочувственно к этому отнеслись! И главное – мы примирились с мужем.

Неожиданное открытие 

29 декабря я привезла домой Аркашу, а в январе 2018 года получила, наконец, свидетельство о разводе. В феврале во время нашего разговора с Сашей я говорила ему: «Ты все время шлялся по своим барам и ресторанам и пил». А он отвечал: «Я хотел ходить с тобой, а ты все время работаешь или с детьми». «Но ты же нас не обеспечиваешь»? «А ты бы согласилась, чтобы я вас обеспечивал?».

Он прав, я боялась передать ему ответственность. И он произнес то, что написано во всех книжках о семейной жизни, но которые тогда ни я, ни он не читали: «Ты была как мужик, все брала на себя, а я хотел быть тебе нужным».

Меня поразила одна вещь. Когда мы с ним все это обсуждали, он признавал свои ошибки, но при этом спросил меня:

— Но ведь и ты виновата, ты понимаешь это?

Я ответила:

— Конечно, Саша, я виновата.

Он словно не слышал или не мог поверить, что я могу признать такое и снова спросил:

— Ты понимаешь, что тоже была не права?

— Да, я понимаю и признаю, — тут он эти слова словно только что услышал и так удивился. Для него это оказалось очень важным.

И прошлое можно изменить

Я помню, что когда окончательно потеряла надежду на то, что мы сможем с Сашей помириться, то кто-то мне посоветовал: помолись за него как за последнего мужчину на земле, не ожидая никаких изменений. И я помолилась. И уже даже не как за своего мужа, а просто.

Несмотря на то, сколько мне пришлось пройти, я не прекращаю говорить: «Господи, спасибо Тебе за то, что я — это я». 

И не хочу называть свою жизнь трудной, мне кажется, она у меня интересная.

Ни о чем не жалею. Если бы все должно было повториться, то пусть так, как было. Я бы все равно из всех мужчин выбрала его.

Мы с Сашей перешли на новый уровень. Более открытый и душевный. Я помню, что кто-то мне сказал давно, если вы пройдете с мужем через все трудности, то уже навсегда останетесь вместе. Наверное, все-таки браки заключаются на небесах. И там остаются, даже если здесь на земле приходится развестись и вместе начать с начала.

ИСТОЧНИКgolbis.com
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ